Презентация

Елена Рыбакина назвала отличие финала Уимблдона от решающего матча Australian Open

 

Чемпионка Уимблдона Елена Рыбакина ответила на вопросы после победы над Викторией Азаренко в полуфинале Australian Open (7/6(4), 6/3).

– Что сегодня было самым сложным в матче? Особенно, наверное, в первой партии, которая получилась очень напряжённой.

– Ну, я думаю, самым сложным было привыкнуть ко всем условиям, потому что это мой первый вечерний матч под открытой крышей. Было сложно, потому что мяч не летел так же, как днём. Условия были медленными, мячи казались тяжёлыми, и поэтому перенаправлять их было сложно. Этот момент был, наверное, самым сложным. Конечно, Вика играла очень хорошо. Я видела, как она пытается доставить мне неудобства в розыгрышах. Каждый раз, когда я выходила к сетке, она старалась меня обвести или в сложной ситуации сыграть в ноги. В целом, конечно, было сложно.

– Внешне всегда кажется, что вы невозмутимы и спокойны, но вот сегодня, когда Вика сделала обратный брейк, показалось, что вы немножечко начали нервничать. Что вы говорили своей команде, потому что с трибун было видно, что идёт какой-то диалог?

– Команда всегда поддерживает, пытается помочь. В тот момент я вела, а, когда проиграла подачу и счёт сравнялся, было непросто. Они мне сказали, что в принципе я всё делала правильно, – просто нужно быть немного внимательнее. Но в целом всё шло по плану.

– Вы можете, пожалуйста, вспомнить свои ощущения между четвергом и субботой на Уимблдоне. Что вы тогда испытывали в ожидании финала? И как вы думаете, как это будет сейчас?

– Конечно, в тот день на Уимблдоне я очень нервничала. Всё-таки это первый финал на “Большом шлеме”. Не знаю, как будет послезавтра. Единственная большая разница в том, что на Уимблдоне я все матчи проводила утром или днём. Сегодня был первый вечерний матч, и финал, соответственно, тоже будет вечером. Наверное, это ожидание будет достаточно непростым, но я постараюсь отвлечься и уже сконцентрироваться непосредственно к матчу.

– Последний вопрос про тренера [Стефано Вукова] и его татуировку. Это было ваше пари, или он пообещал сам её сделать до Уимблдона? Или, может, это было как условие? Что будет сейчас, если вы вдруг выиграете – он вторую руку забьёт? 

– Нет, ещё до начала турнира. А после Уимблдона он сказал, что больше не будет делать татуировки, если я выиграю.

У нас будут споры, но идея сделать татуировку возникла в Дохе в 2020 году. Так получилось, что моя сестра, которая тогда впервые приехала на WTA-турнир, засняла его слова на видео, и после этого забрать их обратно он уже не мог. Думаю, он был очень горд и доволен результатом на Уимблдоне. И был рад сделать татуировку (улыбается), – сказала Рыбакина в интервью Sports.ru.